wpthemepostegraund

Последний год накануне. Что делают власти для завершения налоговой реформы

Наталья Ульянова, директор департамента международного налогового планирования ЮФ ICF Legal Service

Колонки автора

Обратный отсчет: каких реформ ожидать от Кабмина

Залечь на дно, или Почему экономика в 2016 году не выберется из кризиса

Реформа ГФС. Давление на бизнес лишь усиливается

Как и ожидалось, после принятия поправок в Налоговый кодекс в конце 2015 года, вопрос налоговой реформы глобально отошел на второй план.

Власти создали видимость активной работы над изменениями в налоговое законодательство, но при этом воздержались от радикальных «ремонтных» работ.

Бизнес получил еще одну передышку и даже некоторые поблажки.

Например, снижение ставки ЕСВ до 22%, а также сохранение упрощенной системы налогообложения почти в первозданном виде.

Тем не менее, без серьезного реформирования налоговой системы все равно не обойтись — властям нужно выполнять обещания перед МВФ.

Не менее насущная задача — вывод экономики из «тени». Это одна из главных предпосылок возобновления роста ВВП.

К тому же, налоговая реформа заложена в «Плане действий Кабинета министров на 2016 год» как первоочередная задача.

Кроме того, если учесть, что в обновленное правительство упорно прочат Ивана Миклоша, который хорошо известен своим радикальным подходом к изменениям в налоговое законодательство Словакии в начале 2000-х годов, Украине налоговой реформы явно не избежать.

Плюс ко всему в отношениях между членами парламентского комитета по налогам и представителями Минфина, которые осенью 2015 года сталкивались лбами, наметилась оттепель. Это тоже дает надежду на конструктивный диалог.

Тем не менее, главная сложность в продвижении налоговой реформы — отсутствие единой концепции и консенсуса между участниками.

Как мы помним, к концу 2015 года в парламенте было зарегистрировано два законопроекта: «либеральный» №3357 и «консервативный» №3630.

В чем-то их положения совпадали. Например, в части упрощения администрирования, сокращения проверок, развития электронных сервисов ГФС. Однако ключевое — идеология взимания налогов — не менялось.

Хотя представители «либерального» лагеря твердили, что их проект наиболее жизнеспособен, кроме точечного снижения ставок, внедрения налога на распределенную прибыль, сохранения упрощенной системы налогообложения — и то с оговорками, реформаторы ничего революционного не предлагали.

Со стороны Министерства финансов новации были еще более вопиющими. Речь шла о ликвидации единого налога, о «выравнивании» ставок ключевых налогов, которое было замаскированным их повышением, а также об усугублении условий для аграрного бизнеса и для некоторых других отраслей экономики.

Пока стороны не дали согласия на кардинальный пересмотр своих подходов к реформе. Тем не менее, по некоторым нормам договоренности все-таки есть.

В частности, правительство со «скрипом» соглашается отменить два реестра по возмещению НДС, поскольку это значительно усложняет процедуру компенсации налога. Точнее — полностью лишает многих плательщиков-экспортеров возможности пользоваться этим инструментом.

С большой вероятностью будет ликвидирована система депонирования НДС-счетов, чего бизнес добивается с начала 2015 года. То есть электронное администрирование сохраняется, но дотирование государства плательщиками НДС, которое приводит к изъятию 20% оборотных средств, прекратится.

Также Минфин, наконец, прислушался к тому, что инвестиционный кредит по налогу на прибыль — далеко не панацея. Налог же на распределенную прибыль, который обеспечит более справедливую нагрузку на бизнес, нужен.

Продолжаются споры вокруг упрощенной системы налогообложения. Сферу ее действия будут постепенно сужать, но радикального «купирования» единого налога не произойдет. Большинства предпринимателей эти процессы не коснутся. Правда, контроль над их деятельностью так или иначе усилится.

Надзорные и «карательные» функции ГФС остаются предметом для дискуссии. Скорее всего, декриминализованной финансовой полиции в Украине быть. Законопроект №4228, который предусматривает ее появление, зарегистрирован еще в марте, а профильный комитет стал одним из его ключевых инициаторов.

Тем не менее, над документом еще необходимо работать, поскольку есть риск, что отделение налоговой милиции от фискальной службы станет лишь формальностью, которая в работе силового блока ГФС ничего не изменит.

Хотя менять систему нужно. Пример тому — резонанс, связанный с массовым открытием против бизнеса уголовных производств в рамках досудебных расследований. Эта «волна» вновь обнажила проблему злоупотребления и превышения полномочий представителями налоговой милиции.

Кстати, в комитете по налогам и таможенной политики рассчитывают, что в этот раз МВФ будет на стороне «либералов» и поможет склонить на свою сторону Минфин. Более того, не исключено, что в число независимых консультантов по вопросам налоговой реформы войдет небезызвестный Артур Лаффер.

Однако времени для разработки новой концепции или хотя бы доведения до ума прежней крайне мало. По нормам бюджетного процесса, изменения в налоговой системе должны произойти не позже 30 июня. Иначе с 2017 года новые нормы попросту не заработают и будут сдвинуты на неопределенное время.

Вопрос в том, как поведет себя правительство, которое находится на грани отставки, и не станет ли шатающееся под премьером Арсением Яценюком кресло удобной причиной для затягивания реформы. Опыт прошлых лет подсказывает, что такой сценарий весьма вероятен.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об’єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Все про: налоги, Налоговый кодекс, Минфин, МВФ

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.